Среда, Август 21, 2019
Ихья Улюму ад-Дин..
В этой рубрике будут размещены уроки По Величайшей книге Ихья Улюму ад-Дин - Возрождение религиозных наук. Автор: Прозван Доводом Исляма, Имама Аль Газали. Да смилуется над ним Аллаh. Лектор: Абу Ариф ад-Дагистани. Да сохранит его Аллаh

Альх1амдулиллягьи раббиль г1алямин

На прошлом уроке мы остановились на том, что комментировали слова шейха Абдуррахима из его лекции о том, как следует работать имамам мечетей.

Шейх призвал в своей цели ставить цели на год или два и составить план работы на год.

Возникает вопрос: что делать, если поставленная цель не достигнута.

Если цель не достигнута, тогда следует проанализировать, в чем причина этого. Это как если кто-то погрузил груз на машину и обязался довезти этот груз до какой-то точки. И если груз не доставлен до места назначение, следует проанализировать , в чем причина этого.

В наших медресе часто бывает так, что ученики уходят и приходят новые. Нужно анализировать, почему они уходят  — почему это происходит.

Если мы проанализируем наши действия, то мы не составляем программу наших действий. Мы работаем, но без программы.

В одном месте, куда мы приехали, мы спросили , почему не ведутся уроки. Мы ждем, пока построят медресе.

Кто-нибудь откладывает трапезу, дожидаясь, пока будет построена кухня.

Если 10 лет человек обрабатывает землю 10 лет, но его урожай помещается в двух ящиках, значит, он что-то делает не так.

Где результаты нашей работы? Если мы сами не спросим с себя отчет в этом мире, ведь в Судный день мы не избежим отчета.

С другой стороны, если план составлен, по нему надо работать. Если планов  и программ много, а действия нет — какой от этого толк? Тогда с такими программами и планами мы станем похожи на ООН, которая с моего рождения издает одну за другой резолюции по палестинскому вопросу, но решения как не было, так и нет.

Поэтому если решение принято, надо его воплощать в жизнь. Если один раз собрались на несколько часов, решили, надо это решение реализовывать, иначе какой смысл собираться еще раз по одному и тому же вопросу.

Нельзя походить на того чиновника, у которого совещания занимали больше времени, чем работа по принятым на этих совещаниях решениям.

Имамы должны понимать свою ответственность. Мы можем здесь избежать ответственности, но в Судный день нас не избавит от ответственности никто.

В Судный день под сень Арша будет 7 человек и одни из них  — справедливый имам. Тот, кто соблюдает права других и понимает ответственность.

В селе Телетль никогда не закрывали мечеть — она работала и в советские годы, как и некоторые другие мечети в Дагестане, которые не закрывали «для галочки». И в эту мечеть пригласил имамом Абдуль Хамид из Уриба.

Он сказал: «Я соглашусь, но если сначала ответь на один вопрос. Я призову ваших женщин не доить животных с нестриженными ногтями. Согласны ли вы на это? Джамаат ответил, что не согласен. И тогда этот ученый ответил: тогда зачем мне идти к вам имамом, если вы не будете меня слушать».

И на самом деле раньше наши предки избегали каких-то высоких постов и назначений. Одного ученого в Сирии Абдуль Ваххаба Аль-буни попросили быть Муфтием Сирии и он ответил: «известность среди людей ломает хребет».

Когда назначают на какой-то пост, не спрашивая, желает человек назначения или нет – это одно дело, а когда человек просит и стремиться к верховенству и получает его – это другое дело.

Пророк соллялаху алейхи ва саллям, сказал Абдурахману ибн Самурату: не стремись к верхновенству, Аллах лишит тебя тауфика».

Если Аллах нас лишит тауфика, что мы будем делать? Ни знаний нет особых, ни дел, что мы будем делать?

Поэтому нужно быть искренними в том что делаем и если мы ставим цели, нужно отдавать им должное.

Например, мы поставили цель: за 6 месяцев увеличить число рядов в мечети. Что для этого нужно сделать? Нужно наладить и продолжать работу с молодежью, нужно раздавать буклеты, где рассказано о ценности джамаат-намаза, нужно работать с женщинами. Зачем работать с женщинами? Потому что сегодня много мужчин слушают женщин. Нужно до женщины донести, что она получит такую же награду, если она призовет мужа молиться в мечети, она напомнит ему, что уже призвали к намазу и нужно спешить в мечеть.

Кто-то может сказать: ведь они слышат из громкоговорителя призыв на намаз. Услышать призыв на намаз – это одно.  А если человек придет сам лично и донесет до другого ценность намаза в мечети – это совсем другое.

Если отец семейства на заработках где-то в России, и он по скайпу говорит сыну «веди себя хорошо» — это одно. А если он приедет с подарками для жены, для дочерей и для сына, посидит рядом, поговорит и наставит – это совсем другое.

Если уж получилось так, что на вас есть ответственность за кого-то, нужно знать как вести работу.

Поэтому нужно анализировать, почему мы не достигли поставленных целей. В чем причина: может  быть, не хватает каких-то материальных средств или проблема в недостатке знаний, либо еще в чем-то.

Сколько у нас имамов, которые за пределами мечетей и медресе вообще никак себя не проявляют. Имам должен быть всегда, а не только когда приходит время никаха или развода.

Вы можете сказать, мол, ведь есть уроки в медресе для всех. В медресе приходит 40-50 человек, женщин еще меньше. А как донести что-то до всего Хасавюрта, в котором около 150 тыс. человек.  Если половина этого населения женщины, то как мы собираемся изменить это общество, ограничившись теми ,кто приходит в медресе.

Также шейх Абдуррахим спрашивает, использовали ли вы новые инструменты и технологии. Кто мешает выставить перед мечетью телевизор и транслировать по нему уроки? У нас у каждого дома есть большой телевизор, что мешает нам поставить такой же перед мечетью на улице, чтобы молодежь не болтала на улице, а слушала проповеди?

Также в мечетях проблема с санузлами: если бочок протекает, вода капает на пол, эти брызги не могут быть чистыми. Если на это не обращать внимания, намаз тех, кто молится, не принимается. И вот таких мест, где в отхожем месте протекает бочок унитаза – очень много.

И больше всего расстраивает, что в таких случаях начинают спорить, мол, эти капли в отхожем месте не грязные, а чистые, с намазом проблем нет. И больше всего обычно спорит имама той мечети, где такое творится, как однажды с нами и случилось.

Когда молодежь не умеет себя вести и спорит со старшими – это беда. Как Саид рамазаль аль-Бути рассказывал про своего отца. Его отец Мулла Рамазан аль Бути, рахимахуллах, обратился к джамаату с проповедью и какой-то молодой человек стал нагло с ним разговаривать, мол, какая твоя цель в этой проповеди в таком духе. Тот ответил молодому спорщику: «Беда нашего временив том ,что ребенок твоего возраста говорит вот так нагло со стариком, как я».

Это беда и у нас в Дагестане. Некоторые молодые люди не воспринимают наставление, как следует, и начинают спорить, лаять, как будто они не люди, а звери.

Вместо того, чтобы поблагодарить за полезное наставление, начинают спорить. У Хасана афанди в Сифруль Асна есть его биография, в ней говорится, что Хасан афанди просил детей не пачкать его тулуп, Кода мы неправы и спорим – это таассуб (фанатзм). Умар разыяллаху анху говорил по поводу ограничения калыма в никахе и женщина сказала ему: «О, Умар, этот вопрос Аллах уже установил, он не оставил это решение для тебя». И Умар сказал: «Умар ошибся, а женщина оказалась права».

Поэтому нужно работать и наша работа должна быть всеобъемлющей – она должна быть ограниченной. Если вы поставили цель довести количество рядов мечети до 6, нужно для этого работать. Если вы работали, старались, но через 6 месяцев рядов оказалось только три ряда. Альхамдлиллягь, был один рядом, стало три. Но надо продолжить работу дальше и довести число рядов до шести.

Нужно стараться и работать, без старания результата не будет.

Имама аш-Шаарани пишет, что он шел на утренний намаз и увидел таракана, который карабкался туда, где был теплее. И он так падал вниз, не дойдя до своей цели, триста раз. Когда я возвращался с молитвы, я увидел этого таракана достигшим своей цели». Триста раз этот таракан пытался достичь своей цели и не отступил, а что же мы? Сколько раз мы призываем людей прийти в мечеть.

Тот, кто ведет призыв – он наследник Пророка, соллялаху алейхи ва саллям, а он ни в Мекке, ни в Медине, не сидел дома, как священники в монастырях, он шел в люди призывал людей.

Сегодня у нас есть инструменты и средства, которых не было раньше. Мы должны обновлять призыв и использовать новые инструменты для призыва. Призывающий не должен лежать дома или следовать страстям.

Если призывающий не старается, он никогда не сможет достичь результата. Он должен выносить трудности и не бояться их. Во времена имама Шамиля, рахимахуллах, испытывали тех, кому собирались поручить какое-то дело: им в обувь бросали камешек и следили и затем давали проехаться на лошад. Если человек не спешится, чтобы удалить камешек из обуви, ему не поручали работу, т.к. считали, что он также легко может оставить и свое поручение, боясь трудостей.

Также человек должен быть свободным для призыва. То есть, у него должно быть для этого время.

Имам должен выглядеть хорошо и его внешний вид должна быть опрятным. Не нужно выглядеть как захид, аскет. Аскетичность нужно соблюдать дома, а на работе нужно работать.

Когда я приехал сюда в Хасавюрт, у того, кто работает с нами вместе я спросил: «Сколько у тебя детей», тот ответил, то двое. Я сказал в шутку: «Пока мы здесь работаем, этого достаточно». Мне могут сказать, мол, кто ты такой, ведь в хадисе сказано, что бы мы увеличивали Уммы.

Да, я так сказал потому что мне более знающие люди рассказали нам одну историю. Али–афанди из Кулецма – вы все, скорее всего, слышали о нем — рассказывал нам, что когда он был имамом в одном районе и отправился поручить имаму села какую-то работу, он увидел этого имама качающим люльку ребенка. И он подумал, как поручить работу человеку, который занят.

В книгах по адабу к знаниям сказано, что ученый не станет ученым, пока его собственные мирские дела не пострадают по причине его занятости дело м знаний и религии.

Также необходимо делать работу по плану, каждый день. Умар да будет доволен им Аллах обратился к Абу Мусе аль-Ашари, который был дедушкой имама Абуль Ханаса аль-Ашари. Умар сказал Абу Мусе, который был кадием: «Будь занят вопросами людей каждый день, иначе ты станешь упускать эти дела, и станешь нарушать их права». Т.е. он имел в виду, что сегодняшние дела завтра добавятся к завтрашним, и в итоге, какие-то дела будут упущены.

Поэтому мы должны делать каждое своевременно. И не нужно обманываться своей должностью, будь ты имам мечети, будь ты имам района или еще на каком-то посту.

Наш учитель Нурудин аль-Итр – уже пожилой человек — носил с собой большую сумку с книгами, по которым он готовился к урокам, он не оставлял как сегодня наши многие имамы, книги на подоконнике в мечети. Он так не поступал, потому что он знал цену знаниям.

Медресе нельзя превращать в тюрьму. Медресе должно иметь какое-то положительное влияние на общество.  Почему эти учителям не могут взять с собой несколько талантливых учеников и выйти из медресе и пойти призывать людей, в школы, в университеты, собирать какие-то собрания, проводить религиозные маджлисы.

Когда выпускник мединститута приходит в больницу, там становится ясно, чем он занимался. Так же будет и с выпускником медресе.

Раньше мечети и медресе строились одним зданием, когда колонизаторы пришли на земли мусульман, они разделили медресе и мечети. Поэтому сегодня мы видим студентов медресе, которые проходят мимо мечети во время азана и икамата.

Нельзя вести себя как будто вы чиновники, мы не может воспринимать нашу работу как будто это пост чиновника.

У нас много книг в мечетях. Мы Умма, у которой  много ценных книги  при этом мы безграмотные. Мы не читаем наши книги. Один ученый в арабской стране развернул на улице карту мира и просил прохожих показать на карте Африку. Обычные люди не смогли показать ему Африку на карте. Вот результат него отношения к чтению книг. Поэтому имам должен составлять план чтения книг из библиотеки мечети и медресе и доносить эту пользу до людей. Пусть имама скажет что эти книги стоят в мечети не для красоты стоят. Устраивайте соревнования, читайте книги, дарите подарки тем, кто читает больше. Кто-нибудь устроил такое соревнование? Вот по рукам вижу, что кто-то сделал, а кто мешает сделать всем остальным.

Сегодня мы часто находим имамов, которые не умеют пользоваться компьютером. Зато машины почти все умеют водить, но вот компьютерная безграмотность распространена повсеместно. У кого из вас есть страничка в сети или свой сайт? Я не имею в виду страничку, где несколько фотографий. У некоторых смотришь их профиль в соцсети: несколько фото с разными людьми, у одного уши сломаны, у другого нос сломан. И они стоят в обнимку. Я не эту страницу имею в виду. А ту страницу, которую вы ведете для целей призыва, чтобы донести до людей  знания, которые вы получили в медресе.

Кто запрещает вести эту страницу или сайт? У арабских ученых много сайтов.

Почему я об этом говорю. Был такой ученый Мухаммад Аляви аль-Малики. Один из его учеников рассказывал, как он работал. Рядом сидел его гость, также сидел его ученик и получал урок, сзади сидел другой ученик с телефоном и спрашивал, как ответить на такой-то вопрос, который поступил от такого-то. Он одновременно делал несколько дел. А что сегодня молодежь наша, у которой больше сил, чем у пожилых ученых.

Мы есть Умма, которой был ниспослан аят «Читай!».  У бывшего премьер министра Малайзии спросили, как они в Малайзи смогли достичь высокго уровня жизни и развития. Он ответил, что когда они хотели совершить намаз, они поворачивались в сторону Мекки, а когда приобретали мирские знания, брали пример с Японии.

Как же дела обстояли в Японии? На Японию США сбросили две атомные бомбы – на Хиросиму и Нагасаки. Эти города были буквально сожжены, вы можете почитать об этом в истории. Так вот, несмотря на такие атаки в этих городах только на 10 дней прервали процесс обучения. Они поставили парты на улице и так продолжали учить детей.

И вот они достигли многого из того, что должно было быть у мусульман. Например, в Японии считается неприличным, когда телефон громко звонит на уроке, на обеде, где-то в обществе. И у них с 1 по 6 класс в школах преподают уроки хороших нравов.

А у нас что? Во время намаза  кого-то лезгинка заиграет, у кого нашид, у кого-то кошка мяукает, а другого слышен шум водопада. И имам, который со всем этим шумом должен совершить намаз. А что же сказано в наших книгах? И Ихья сказано, что Ибн Умар не оставлял даже Коран на виду, чтобы не отвлекаться от Аллаха во время намаза. Чтобы он думать, о какой красивый Коран, где он издан и так далее. Вот как они защищали свой намаз.

Японского премьера спросили, как они достигли такого развития. Он ответил, что они дали учителю зарплаты министра, неприкосновенность дипломата и почет императора.

Когда вот так возвышают знания и результат бывает соответствующим. А у нас учитель самый униженный, а если учитель как-то еще накажет ученика, его весь тухум придет унижать. Конечно же, когда учитель получает мизерную зарплату и его статус очень низкий.

Нашим недругам нет никакого смысла вести какую-то подрывную работу среди нас, потому что мы сами такие, что врагам ничего не осталось делать. Мы сами разрушаем свой дом, зачем нашим врагам за это еще платить? Кто-то может возразить, но, скорее всего, это будет тот, кто не знает Коран.

Мы должны знать, что в Коране сказано: ««Если вы будете терпеливы [в следовании Истине], и если будете богобоязненными, их хитрость и коварство никак не навредят вам».».

И вот каждый даий – тот, кто призывает к Исламу – должен подумать, что он оставит после себя.

Имам аш-Шаарани пишет в Минан, передавая от Субки, что ученый по имени Ибн Хаддад знал всю библиотеку Низамия наизусть. И когда эта библиотека сгорела, правитель этого времени стал беспокоиться ему сказали ,что нет нужны беспокоиться так, как Ибн Хаддад знает ее наизусть. И вот 3 года под диктовку Ибн Хаддада восстанавливали эту библиотеку и полностью восстановили.

Еще пример. Имама Шаарани передает от Имам Субки об ученом, которого звали Ибн Шахин. Этот ученый написал 330 книг по разным наукам и одной из них этих книг был тафсир (комментарий) Корана, состоявший из одной тысячи томов.

Этот же ученый Ибн Шахин написал Муснад в 1600 томов. Когда проанализировали, сколько чернил использовал этот ученый за свою жизнь, оказалось, что он истратил 800 килограмм чернил.

Теперь пусть каждый из нас спросит, сколько ручек мы исписали за свою жизнь?

Имам аль-Ашари написал тафсир Къуръана в 600 томов. Те, кто лежал дома, не двигал эту Умму вперед. Возьмите любого ученого в истории, наслаждался ли он отдыхом?

Имам аш-Шафии незадолго до смерти был болен такой болезнью, что подушка, на которой он сидел, вся пачкалась его кровью. Он в таком состоянии преподавал с рассвета и до полудня. Разве он наслаждался отдыхом?

Есть книга «Усуль ас-Сарахси». Это книга в несколько томов. Ее надиктовал Имам ас-Сарахси, которого посадили в тюрьму. Он диктовал своим ученикам из окон своей камеры и так была написана эта книга.

Возьмите любого ученого. Имам Ахмад , Имам Газали, Имам Навави, который служил Исламу до 45, не женившись.

Все эти книги в истории Ислама – их не писали, лежа на постели. Поэтому мой вам насихат – прочитайте две книги шейха Абу Гудды, рахимахуллах. Первая – Сабруль Уляма, это книга о терпении ученых в приобретении знаний. Вторая – Кимату замани г1индаль Уляма, Как ученые ценили время.

Доктор Айман Сувейд – это чтец Корана. Он 10 лет по каналу Икра преподавал Коран. Он рассказывал, что учился 40 лет Мухиддин Курди, который жил 100 лет и до 98 лет он преподавал Коран. И вот Айман Сувейд говорит, что ему никогда не хватало времени, и он не понимает тех, кто попусту тратит время.

Абдурраззак аль-Халяби уже пожилой приходил на уроки в мечеть Омейядов в Дамаске. Он как минимум 4 раза завершил преподавание 10-томного труда Хашият инб Абидина. При этом он занимался еще многим другим. Он умер при чтении Корана произнеся имя «Аллах». Человек умирает в том состоянии, в котором он провел жизнь.

Сайид Рамазан аль-Бути, рахимахуллах, преподавал 50 лет в мечетях, не считая уроков в учебных заведениях. И он умер в мечети по время урока.

И в Дагестане было много выдающихся людей, которые оставили нам богатое наследие при том, что эти люди были известными, и к ним ходило много гостей каждый день.

Смотря на это все и нам надо работать. Я не говорю, что мы не работаем, но я говорю, что надо работать, оглядываясь на ту «волну» негатива ,который льется на нас и наше общество со всех сторон.

Теперь посудите сами: если у нас есть множество инструментов и современных средств, которые облегчают нам работу, разве мы спасемся, делая так мало, как мы делаем? Наш иммунитет должен соответствовать тем болезням, которые на нас наступают.

На этом мы завершаем второй урок и на следующем уроке продолжим.

Вся хвала Аллаху, Господу миров.