Правила распространения Ислама. Урок 12

Правила распространения Ислама. Урок 12

Мы продолжаем наши уроки.

Мы говорили о том, как хатиб (проповедник) должен выбирать темы для проповеди и как он должен ее проводить.

Чтобы речь хатиба дошла до сердец людей, он не должен жестко продвигать позицию какого-то одного мазхаба, мнения или какого-то вопроса иджтихада.

Если мы взглянем на историю, то обычно такой подход свидетельствует либо о заблуждении, либо о слабом видении и о слабом понимании религии и о том, что человек на пути та’ассуба. Та’ассуб  — это когда человек ошибается, но стоит на своем, т.е. фанатизм.

Как, например, шииты, которые стали якобы сторонниками халифа Али, р.а. Или как некоторые люди стали следовать определенным людям среди ученых какого-то мазхаба. Или как сегодня в Саудии и в некоторых других местах следуют только за определенными людьми  — за Ибн Таймией и Ибн Каййимом.

Как один раз по телеканалу Икра выступал человек, который постоянно повторял «сказал шейхуль Ислам Ибн Таймийа» и без перерыва: «сказал шейхуль Ислам Ибн Таймийа». И в прямом эфире ему поступил вопрос от человека, который в этот ммоент находился в Германии: «О шейх, вы постоянно повторяете «сказал шейхуль Ислам Ибн Таймийа», «сказал шейхуль Ислам Ибн Таймийа». Неужели, у мусульман, кроме него, не было других ученых, ведь он жил через 7 чеков после Хиджры. Он родился в местности Дар’а, где родилось множество великих ученых, почему вы не говорите хотя бы о них?». И это был очень правильный вопрос.

Мы должны знать, что 4 мазхаба – это мазхабы, которые Аллах сохранил до наших дней. Были и другие мазхабы – например, мазхаб имамов Саури и Ауза’и и дргугие мазхабы, но они не сохранились из-за того, что их у этих мазхабов не было достаточно хорошо развит их усуль и не было привязки хукмов к далилям.

Нельзя фанатично следовать одному мнению в вопросах, в которых есть место иджтихаду. И в этих вопросах мы не должны вести людей к фитне.

Пример.
Два года назад мы были в Хадже и в долине Мина рядом с нами сели люди из Саудии. Мы разговорились, и в этот момент в наш разговор вмешался один человк – он вытянул свое лицо бородой вперед и спросил: «Какой хукм у бороды?». У него была длинная борода. И я спросил его: «Борода входит в рукны (составные части) Имана? или в рукны Ислама?». Он ответил, что не входит. И я ответил: «Зачем же ты акцентируешь внимание только на этом?».Если какой-то вопрос не входит в рукны Имана или Ислама, то надо понимать, что это вопрос – вопрос иджтихада. Нельзя постоянно нагружать людей этими вопросами и постоянно заострять внимание на укорачивании брюк и вести себя так, что кроме этих нет в Исламе других вопросов. Особенно так нельзя делать тому, кто делает вааз. И нельзя говорить, что я не принимаю другого пути и других мнений, кроме этого. Это называется таассуб и непонимание религии. Сегодня много фитны среди мусульман из-за подобных вопросов не первостепенного значения.

Хатиб должен говорить, анализируя свои слова —  не ошибся ли он где-либо, не сказал ли что-то не так. Если, например, рассказываешь о ваххабитах, не обязательно говорить слово «ваххабит» или называть имена из лидеров  — можно и без упоминания этого рассказать об их заблуждениях.

А если мы, например, много будем говорить постоянно «ваххабизм» и называть имена ученых, невежественные люди могут захотеть  узнать о ваххабизме подробней и могут заблудиться, если чего-то не понимают.

Урок можно и затянуть, но вааз и хутба не должны быть длинными. Речь должна быть полной полезных смыслов, и не надо лить много «воды», нельзя быть многословным.

Один наш выпускник поехал как-то в арабскую страну и там говорил по-арабски, т.е. выступал. И один местных алимов сказал ему: «Мухаммад, ты говоришь много слов, но в них мало пользы». Как настоящий врач определяет по внешнему виду человека его болезни, так и настоящий алим может определить насколько человек знающий, каких знаний ему не хватает, а чему он уделил больше внимания, по тому, как говорит выступающий.

Выступающий также должен избегать непонятных для слушателей слов, нельзя использовать слова, которые люди не используют или слова, которые уже устарели или изменили свой смысл. Нельзя их использовать для того, чтобы показать свои знания и красноречие, иначе человека могут не понять или люди поймут, что он ищет славы.

А если, например, такое слово было сказано, то надо его разъяснить и если идет видеозапись выступления, то при монтаже видео, надо чтобы на экран был выведен смысл этого слова, чтобы всем был понятен его смысл.

Далее.

На каком бы языке ни выступал человек, он не должен использовать жаргон и подобные выражения – он должен говорить на понятном всем, но при этом хорошем литературном языке.

Как некоторые ученые из арабских стран говорят не на литературном арабском, не на языке Корана, а на местных диалектах, на уличном языке. Если бы они говорили на языке Корана, то в их словах была бы особая польза, т.к. Аллах вложил в язык Корана особую барака. И тогда их слова дошли бы до сердец многих людей. Хасан-афанди пишет, что баракат книг зависит от того,  каков автор книги.

Далее.

Если хатиб хочет, чтобы в его хутбе была барака, ему следует начинать проповедь с «басмалы», ведь в хадисе сказано, что то, что начато не с «басмалы» не будет барака.

Далее.

Хатиб должен подготовиться к выступлению, не забыть дома листочки с проповедью и не перепутать их. У компьютера есть оперативная память – перед выступлением надо поместить свою проповедь в свою оперативную память и помнить о том, что именно будешь говорить.

Нам Аллах сегодня дал огромные возможности, и технические, и финансовые, и иные. И каждую пятницу в наши мечети приходят мужчины, для которых это обязательно. Ни у какого правителя нет такой возможности – собрать джамаат города или села в мечети и выступить перед ним. Ведь можно хорошо подготовиться к этому выступлению, которое бывает лишь раз в неделю.

Хатиб должен искренне делать насиха, говоря о том, что действительно необходимо людям, а не лечить всех одной и той же мазью. Иначе его слова не будут иметь никакого авторитета для тех, кто пришел в мечеть.

И он также должен следить за тем, что он говорит, когда цитирует кого-то или говорит какие-то слова – не делает ли он ошибки, не допускает ли неточности. Как однажды на проповеди имам, уже поднявшись на минбар, сказал: «Захараль фасаду филь барру валь бахру», хотя должен был по правилам арабского языка сказать «…филь барри валь бахри».  То есть, говоря по-русски, он спутал падеж. А смысл его слов был такой: «И распространилось нечестие и на суше, и на море».

Имам стоял на минбаре, а кто-то снизу, кто понимал по-арабски, добавил: «…ва ‘аляль минбару», т.е. этот человек сделал демонстративно такую же ошибку и смысл его добавления был таким: «нечестие так же распространяется и с минбара, с которого имам читает аят Корана с такими ошибками.

Далее.

Если хатиб собирается читать вааз перед людьми, он должен заглянуть в разные книги и хорошо разъяснить тему. Это подобно тому, что человек открыл магазин – ему нужно пройтись по разным оптовым рынкам, найти поставщиков, наладить поставки и сделать так, чтобы в его магазине всегда было то, что необходимо людям. А если станет продавать лишь пару вещей, кто зайдет в его магазин, пусть даже на нем и написано большими буквами: «ГАСТРОНОМ»?

У нас в селе раньше был раньше пожилой имам. Он много лет подряд рассказывал одну и ту же проповедь и один и тот же хадис и практически все в ауле знали ее наизусть.

Мухаммад Саййид Рамазан аль-Бути читает в Дамаске книги, и он это делает уже не раз. Он написал книгу Фикху Сира ан-Набавия и прочитал ее сначала. Затем он читал уроки по акыде, затем прочитал книгу Хикам шейха Ибн Атаиллях аль-Искандари, он ее прочитал три раза полностью и теперь читает в четвертый раз. Любой, кто желает, может прослушать эти и другие уроки по интернету. Но у нас в интернет заходят, чтобы найти какую-нибудь машину: где лучше купить – в Германии или Америке. Какая разница, на чем ездить, если твой нафс не очищен?

Посмотрите, как материалисты проявляют усердие, как они старательно и упорно работают для своих целей – посмотрите, как работают школы и университеты. А теперь взгляните на наши мадраса – насколько мы уделяем их работе время и насколько мы стараемся, чтобы они работали, как следует. И это при том, что мы знаем истину и знаем, что ждет в Ахира тех, кто старается ради Ислама.

Свободу религии дали уже давно, но все хотят все получить, лежа у себя дома, чтобы алимы принесли плоды исламского просвещения прямо им домой на блюдечке. А те, у кого есть знания, тоже не хотят делать работу как следует, оправдываясь тем, что джахили сидят по домам и повторяют: «За знанием надо выйти, оно не приходит к тебе само». Разве не так у нас обстоят дела сегодня?

Вся проблема в том, что у людей нет «аппетита» к религии, что бы они при этом ни говорили. Ведь суть не в словах, дела – вот показатель. Имам аль-Газали пишет:

«Язык» состояния говорит больше чем язык во рту.

На этом мы завершаем этот урок.

Хвала Аллаху, Господу миров.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить: